Каталог статей
Меню сайта


Категории каталога
Статьи [2]
Статьи от O.L и V.L. [16]
Творчество [1]
Сюда добавляем только "продукты" личного творчества, за исключением кинокритических статей. Не забываем копирайт


Форма входа


Поиск


Друзья сайта




Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
· RSS30.04.2017, 01:14
Главная » Статьи » Статьи

Бенилюкс
Самой трудно поверить, но, оказывается, так бывает: на проплаченный нами недорогой 5-дневный тур в Польшу не набралась группа, и нам предложили взамен (без доплаты!) 10-дневную поездку по Бенилюксу. Стыдно сказать, но только после этого я поняла, что это БЕльгия, НИдерланды, ЛЮксембург – а так и внимания не обращала, ну, Бенилюкс и Бенилюкс…
В принципе, получилось в полном смысле «галопом по Европам» - 3 часа в Дрездене, 3 часа в Люксембурге, полдня в Брюсселе, день на чудесные городки Брюгге и Гент, полтора дня в Амстердаме, полдня на голландские мельницы и сыр, а на обратном пути 4 часа в Кельне, полдня в Эрфурте и полдня во Вроцлаве. В каждом городе была бесплатная пешеходная экскурсия по центру плюс немного свободного времени, иногда буквально час-полтора, не больше. Впечатлений масса, но тут же хочется вернуться назад и провести хотя бы пару дней в каждом отдельно взятом месте. Не говоря уже о том, что по дороге все время видишь указатели типа «замок такой-то», «крепость этакая» - а ты проезжаешь мимо и думаешь, что не увидишь этого уже никогда. А когда проезжали мимо поворота на поле Ватерлоо, так вообще взвыли!

При таком темпе о музеях речь вообще не шла – не любители мы устраивать забеги по музеям на скорость. Описание достопримечательностей любого города есть в сети, и фотографии наши, сделанные на ходу, не могут конкурировать с профессиональными, поэтому буду только о том, как это преломлялось в личном восприятии.
Первый – Дрезден.
Культурный человек сразу же вспоминает о Дрезденской галерее, и, судя по тому, что о ней спрашивали все, кто знал о нашей поездке, с культурой у нас все в порядке. Увы, при 40 мин выделенного нам свободного времени о галерее речь не шла…

(Кроме всего прочего, в понедельник практически все музеи Европы отдыхают… но нам об этом не…)

Мы только посмотрели на ее фасад, стоя на центральной площади. Тут же, рядом, был большой музей науки и техники, тоже очень заманчивый, к тому же, не требующий такого эмоционального «погружения в материал» как галерея –но опять же – 40 минут… Сама центральная площадь – вся музей. Если во Львове или в Одессе старинные здания либо вкраплены поштучно, либо находятся в таком состоянии, что ничего, кроме жалости, не вызывают, то здесь все «с иголочки», хотя в войну Дрезден очень пострадал от бомбардировок . На улицах то и дело встречаются персонажи в старинных одежках (2) – нет, рекламу они не раздают, работают антуражем для туристов. Знаменитое панно из мейссенской плитки длиной 150 м. (3) изображает всех правителей Саксонии. На фотографии не разобрать, что каждая плиточка изготовлена отдельно и содержит лишь часть картины, все панно собрано, как паззл. В войну его завалили мешками с песком, поэтому пострадало всего несколько плиток.
Среди городских крыш выделяется купол, похожий на мечеть, а рядом башня минарета. На нашей «мыльнице» не получилось, уж простите, взяла в интернете.(1) Оказывается, не мечеть – бывшая табачная фабрика, а минарет маскирует фабричную трубу. Сейчас фабрика давно не работает, а под. куполом размещается театр сказок в восточном стиле – ковры и подушки на полу и рассказчик, читающий сказки.
Свободное время потратили на прогулку по Цвингеру – в буквальном переводе «клетка» -резиденции Саксонского курфюрста (1-1).
Тут можно было просто все 40 мин стоять на месте, поворачиваясь вокруг оси и рассматривая детали. Как для нашего не избалованного излишествами взгляда – переизбыток подробностей и украшений (4). Статуи, колонны, башенки, ангелочки, розетки, завитки, фонтанчики, каскады. Среди всего этого кучка буддийских монахов (или это не монахи, а просто люди в оранжевых хламидах) выглядит очень экзотично. Видимо, они тоже ошалели от впечатлений, и, стоя у входа, фотографировали всех подряд вливающихся в ворота Цвингера туристов. В углу устанавливали кресла и помост – для концерта под открытым небом. Вообще, везде, где мы были, видели анонсы таких концертов в замках, соборах, на площадях – и везде на день-два раньше или позже, чем время нашего пребывания. (Фильм «За мной, канальи!» не помните? Вот его дух, настроение – это исторический центр Дрездена! Хотя рядом с «балконом Европы», на Эльбе старенькие, но на ходу колесные пароходы!)
Отдельная история с собором Св. Екатерины. После войны его долго не отстраивали, до 70-х собор стоял в руинах, хотели оставить своеобразным памятником разрушениям, но потом нашли деньги на реконструкцию. И здесь, как мне кажется, начинается «разводка». Гидесса рассказала, что выбранные из развалин уцелевшие камни были пронумерованы, и путем компьютерного моделирования было просчитано, в каком месте стены находился тот или иной камень. При восстановлении собора эти камни и были встроены на свои прежние места, и среди светлой кладки (5) они выделяются более темным цветом. Ну не знаю, может, немцы при своей дотошности и способны были всерьез соблюсти эту процедуру, но, воспитанная нашей действительностью, сразу ловлю себя на мысли: что там моделировать, блоки практически одинаковые, бери вставляй вразброс между новыми и получай денежки за «компьютерное моделирование».
Следующим в программе был Люксембург. Не буду говорить об уровне жизни, о том, что у них работают «гастарбайтерами» немцы и французы, но в номере гостиницы среди рекламных буклетов и проспектов лежал «местный» журнал по дизайну построенный полностью на работах «своих» авторов, а не перепечатывающий иностранный материалы. В стране от силы 450 тыс. жителей, и они издают свой собственный хорошего уровня ежеквартальный дизайнерский журнал! Если брать по количественным показателям, то у нас в городе их должно два выходить!
Центральная часть города совсем маленькая, но здесь сохранились остатки римских крепостных стен, причем, иногда очень необычно встроенных в позднюю застройку. Идем по довольно современной улице, проходим мимо столиков уличного кафе в подворотне, и вдруг впритык к обычной стене 18 века - башня 12 века (6) и рядом вмурованная в более позднюю стенку табличка рыбного рынка, чуть ли не еще на сто лет старше (7). Я вообще люблю старые камни гораздо больше чем барочные изыски, и здесь моей душе было раздолье. Под ногами развалины крепостных стен, внизу, в долине крошечной речушки, (8) пусть отреставрированные, но «хранящие память» мост, акведук, башни, а не различимые на фото, но видимые глазом холмы вдали – это Арденнские горы – вываливаешься из времени, несмотря на то, что за спиной в пяти метрах едут машины а между старыми стенами вполне новенькие чистенькие домики. Нет сил уйти, а нас уже гонят дальше.

(Опять же, на следующий день был большой государственный праздник, поэтому пройти или проехать по узким улочкам было проблематично. На каждой мини-площади или площадке – готовились продавать пиво. В нашей палатке стоит бочек 5, ладно, 10. Здесь на каждом (!) будущем торговом месте выставлялось бочек 100 + колбаски, булочки и т.д. И оглушающая поп-музыка из опробуемой аппаратуры.)

Дальше – Брюссель, и про него писать не хочется, хотя центральная часть города очень красива. Поселили нас в 20 мин ходьбы от центра, но это был район вокзала Дю-Миди (Южного вокзала), а вокзал везде – гадюшник. На скоростной электричке до Парижа 45 мин, до Лондона 1 час 20 мин, а вокруг – одни арабы. От гостиницы к центру ведет улица Рю Сталинград – так пройти по ней это-таки подвиг! На тротуаре с двух сторон столики с арабами (ну, в смысле, сидят они за этими столиками), которые в полный голос общаются через всю улицу, а ты проходишь через этот строй, испытывая только одно желание – исчезнуть отсюда поскорее.

(К этому следует прибавить, что все лавочки, лавчонки, магазинчики и забегаловки на этой улице – тоже арабские. Еда, музыка, одежда – арабские. Где столица объединенной Европы – ауу! Оказывается, на параллельной улице, метрах в 30-35!)

Молоденькие девочки из группы сами по улице ходить не решались. К Европарламенту нас не возили, а сразу повезли на главную площадь с великолепным зданием ратуши. На фасаде – фигуры, изображающие значимых для города людей и флаги мастеровых и купеческих гильдий (9). Красиво безумно. Взгляд карабкается по фигурам, башенкам, завиткам – выше, выше – а там, на верхушке шпиля еще какой-нибудь дракончик (10) или целый выводок – гномов? чертенят? - не разобрать (11). Мучительно вглядываешься, пока от яркого света не начинает слепить глаза, опускаешь взгляд вниз, и снова – от основания до вершины … На площади шагу ступить некуда, народ сидит и лежит прямо на брусчатке. Это та самая площадь, на которой раз в два года выкладывают ковер из живых цветов, но сейчас ее таким же плотным ковром устилали туристы. В переулке рядом с площадью большой пивной магазин. Говорят, что в Бельгии больше тысячи сортов пива и для каждого сорта бокал своей особенной формы. Тут же большой, в полквартала, бар выразительным названием и розовым слоником на вывеске (12). Оказывается, там символом белой горячки служат не зеленые чертики, а розовые слоники, отсюда и картинка на вывеске. Конечно, повели к «писающему мальчику» - как же без него, но мы даже фотографировать его не стали – толпа народу, в кадре обязательно оказывается чья-нибудь макушка, и потом, ну писает мальчик и писает, зачем смущать ребенка.

(Переулок с «розовым слоником» – это, так называемый «Обжорный ряд». Ресторанчики фламандской, немецкой, арабской, китайской, индийской кухни. Бодрые официанты-зазывалы шустро уловили, что мы из славянского мира и выдали на гора все свои познания: «Наташя-а, Машя-а, кушя-ать…)

Совершенно сказочный мир Гента и Брюгге. Бывшие европейские столицы ткачества и производства шерсти оказались в жестоком кризисе из-за появления новых машин и исчезновения старых экономических отношений, и «заснули» почти на 400 лет. (Да, что-то смутно вспоминается из курса школьной истории про восстание гентских ткачей ). Какое счастье, что они заснули! Никаких изысков, просто «впечатанное» в облик этих городов концентрированное время – всякое время, хорошее и не очень (14-1), многие домики изрядно потемнели и повыщербились, но до чего же они очаровательны. Вода, камни, плющ на стенах – кажется, за 400 лет ничего не изменилось. Сразу Андерсен вспоминается (знаю я, что он не фламандец) – «позолота сотрется, свиная кожа останется». И тоже совершенно по Андерсену – кусты роз возле каждой двери, прямо на узкой улочке, из крошечного пятачка земли между булыжниками (17).
Замок (16, 18) Гравенштейн – замок Филиппа Эльзасского вообще стоит с 12 века, а построен на фундаменте еще более старом. Гидесса перечисляла, какие фильмы снимались в этом замке, но сразу не записали, а потом уже ничего кроме «Трех мушкетеров», и то не знаю, каких из многих - не вспомнилось за чередой впечатлений.
К Гентскому алтарю стоит очередь часа на полтора, и даже к его копии и то подойти можно, только постояв в очереди. В Брюгге такая же очередь в капеллу, где хранится капсула с каплей крови Христа. Много нас, много…
В Брюгге центральные улочки состоят сплошь из шоколадных, кружевных и гобеленовых магазинчиков. (Кстати о шоколаде… Все время вызывали недоумение сиреневые коровы шоколада «Милка». Оказалось, они такие и есть – это особая бельгийская порода ВВВ –Belgian Big Вlue – ну, они не то, чтобы совсем сиреневые, но серовато-голубовато-сиреневатая раскраска выглядит очень необычно.) В витринах фонтаны из шоколада, размером от 30 см до 2 метров, необычайно ажурные кружевные штучки, гобелены с брейгелевскими мотивами, огромная, метров пять, карта Брюсселя, выполненная из бельгийских кружев. На центральной площади рядом с обязательным собором и ратушей - здания купеческих гильдий, назвать которые «домами» язык не поворачивается – умилительное «домики» выскакивает непроизвольно (24). А рядом с площадью – дом с кошкой на крыше (20).
В свободное время пошли разыскивать Тиля Уленшпигеля – не может же быть такого, чтобы во Фландрии не было ему памятника. Нашли большую площадь с современным памятником, огромным, в кадр не помещается. Сам Тиль – на верхушке высокой колонны (19) , а вокруг внушительные фигуры рыбаков (23), красоток и, почему-то, велосипедисток. По пути к месту сбора проходим мимо собора св. Михаила, и подумалось, что можно было бы собрать коллекцию «Михаилов», возле которых пришлось побывать, начиная от чудесного маленького храма в Феодосии, и дальше… (например, св. Михаила на мосту в Брюгге + посвященный ему же собор…)
Возвращаемся в Брюссель около 9 час вечера, но еще совсем светло – июнь. (Я поняла, что ездить нужно в конце мая-июне, еще не жарко, погода чудесная и световой день используется не то что на 100 - на все 120%.) Можно было бы погулять по улицам, но там арабы… Прибились две девочки из группы, тоже погулять хочется, а боязно. Вместе дошли до центра, полюбовались подсвеченными зданиями, а утром выехали в Амстердам.
Кто придумал, что Амстердам – город наркоманов, маргиналов и красных фонарей! (Товарищи, я даже совершенно не видел там волосатых хиппи или панков…) Наверное, все это существует, но как-то незаметно, в стороне, а в город погружаешься, как в неуловимое призрачное очарование. Начало лета, а чувство - как в начале осени – легкая нотка щемящей грусти от того, что все проходит… Может, потому, что витает над городом флер былого расцвета? – нет, он и сейчас не производит впечатления упадка; былой славы? тоже нет - нет в нем помпезности и суровости; наверное, просто – былого…
Каналы, каналы, мостики, узенькие фасады, велосипеды (28). (Велосипедистов остерегайтесь особенно. Им выделили свои дорожки, и если вы зайдете на них невзначай, может случиться беда… для вас… Велосипедист по городским законам будет прав. Посему, мчатся они там, как бешенные). Дома теснятся, много слегка перекошенных или наклонных – стоят они на деревянных сваях, постепенно разрушающихся, и домики «ведет», иногда очень заметно. В просвете улочки, за широким красным зданием дом заметно наклонился вперед – это особенность здешней архитектуры. Налог платили за фасад, поэтому за узким фасадом тянутся в глубину обширные помещения, бывшие склады, и груз туда поднимали лебедками прямо с тротуара или канала, через оконные проемы. Поэтому верхний этаж всегда нависает над нижним, и практически на каждом доме сохранились вверху массивные балки с крюками для троса, лучше всего это видно у левого домика в два окошка, но если присмотреться, то можно увидеть и у остальных зданий. Так получилось, что как раз перед отъездом начиталась Нила Стивенсона, где ряд событий происходит в Амстердаме, и теперь смотрела на старые вывески, заменяющие адресный указатель, (29) и на узенькие улочки (30) – (на заднем плане вывеска кафе «5 мух») с телячьим восторгом. Вдруг среди уличного шума странная музыка – оказалось, «оркестрион» (27) – то ли мини-орган, то ли большая шарманка, словом, «музыкальная шкатулка», размером с газетный киоск. Впервые построили такой инструмент в 18, кажется, веке, именно здесь, в Голландии, и сейчас в Амстердаме есть несколько оркестрионов, которые выставляют на улицах в местах скопления туристов.
Идет чемпионат мира по футболу, везде на улицах гирлянды вымпелов, флажков и флагов, в кафе возле телевизоров шумно болеют, и только в одном «приличном» заведении телевизора нет, внутри пусто, а перед входом скучает парочка классических «солидных» официантов…
На речном трамвайчике повезли на прогулку по каналам. Вокруг – атмосфера блаженного наслаждения жизнью. Мимо проплывает крошечная лодчонка, в которой привольно растянулся парень, выставив не поместившиеся ноги за борт. На берегу канала народ на травке греется под солнцем. Нарушает идиллию наш капитан, который норовит «подрезать» или оттеснить любую посудину, попавшуюся нам навстречу. В старом фильме по роману Маклина «Кукла на цепи» была сцена погони, которую здесь снимали, видимо, наш капитан тоже в ней участвовал.
Обязательная экскурсия на фабрику бриллиантов, в надежде, что кто-нибудь «дрогнет». Мы ушли сразу же из фойе, и то, пока добрались до выхода, следуя указателям, прошли мимо доброй полусотни витрин с брюликами. Свободные 40 мин потратили на площади, дегустируя малосольную голландскую селедку (говорят, что раньше палаток с оранжевым флагом и, соответственно, селедкой и другой вкуснючей и относительно дешевой рыбкой было нааааамного больше, на мостиках, на площадях; мы увидели только одну… Повезло!), заглядывая во все подряд дворики по периметру площади, и завистливо вздыхая – ну как им это удается! В Рикс-музей и музей Ван Гога уже не пускали – оставался час до закрытия, и только приехав домой мы узнали, что на расстоянии одного квартала от площади находится музей кино! (и музей коктейлей!)
Весь следующий день мы провели в «Артисе» - это старейший в Европе зоопарк, в комплекс которого входят аквариум, оранжерея, геологический музей и планетарий. Про «Артис» писать не буду, скажу только, что это единственный виденный мною зоопарк, в котором не возникает чувство острой жалости к животным. Скорее, животные норовили оставить нас без обеда. Стоило присесть за столик, как тут же налетели скворцы и воробьи (31), а через минуту приковыляла и утка. Вообще в городе много птиц, и «негородской» по нашим представлениям, зелени. Это (32) канал в двух минутах ходьбы от гостиницы и в 40 мин от центра города. У нас уже белые лилии только в «Красной книге» можно увидеть, а тут – лилии, лебеди, масса уток просто на каждом шагу. Здесь не принято вешать шторы на окна, и каждый подоконник представляет собой мини-выставку. У кого-то стоит коллекция подсвечников, у кого-то разнообразные вазочки или раковины, в окне дома рядом с гостиницей табличка «в этом доме живет очень невоспитанный кот» - и фотография кота, видимо, в воспитательных целях.
Как то много получается, а еще не добрались даже до голландской деревни. Если будет интересно – продолжу через несколько дней.

Поездка в голландскую деревню показала, что Голландия мне нравится не меньше, чем Япония. Наше представление о внешнем мире строилось, в основном, на книжках, и до недавнего времени и представить себе было невозможно, что ты увидишь это собственными глазами. Может, поэтому какие-то вполне обычные вещи вызывали абсолютно телячий восторг: о, польдеры, точно такие, как читал – разрезанные канальчиками зеленые лоскутки. А может, увидев своими глазами то, что раньше было книжной абстракцией, убеждаешься в том, что вычитанный в книжках мир – это не абстракция, и на него вполне можно опираться. Грубо говоря, реальное существование польдеров как бы говорит: ты был прав, ныряя в книжки, этот мир не иллюзорен, а реален. А может, такое идиллическое впечатление создавалось еще и благодаря погоде – ясный день, тепло, небо голубое, вода в канавках этих самых польдеров голубая, трава зеленая, живые овечки пасутся… Не хочется думать, как это все выглядит в ноябре в слякоть и дождь. Написала, и вспомнила «Едоков картофеля» Ван Гога – бр-р-р-р…
Деревня полу-настоящая – в ней живут в таких вот (2-5) домиках, в которых с одной стороны крыльцо, а с другой – причальные мостки для лодки. Система улиц дублируется каналами, проходящими по задворкам. Несмотря на обилие воды, причем, не проточной, а застойной, комаров почему-то нет – загадка природы! Государство доплачивает тем, кто изъявил желание жить в этой деревне, но доплачивает за то, что они там живут, а не за то, что работают ряжеными. Тут есть и домик бургомистра, и почта, и даже кабинет психоаналитика, правда, все в одном (2-7) здании. В окошках слева от крыльца видны какие-то фигурные вырезные штучки (два нижних переплета решетки) – это оконные экраны. Опять же смутно вспоминается что-то читанное о них чуть ли не у того же Андерсена. Оказывается, еще сохранившаяся сельская мода: лобзиком (боже, ну кто теперь знает, что такое лобзик!) вырезается фигурная узорчатая рамочка, на которую натягивается самолично сплетенное хозяйкой кружевное панно или орнамент, у всех более или менее авторский. Мы их видели и в других местах, было неловко лезть с фотоаппаратом в частную жизнь. Поэтому и подоконник-«выставку» сфотографировали только один (2-2).
Туристов водят на сыроварню, где делается полумеханическим способом несколько сортов сыра «Эдам», и в мастерскую, где изготавливают деревянные башмаки – кломпы. Мастерская крошечная, и место в ней используется суперрационально, не только стены заняты под экспозицию резных, расписных и прочих кломпов, но даже низкий потолок используется для экспозиции инструментов. Говорят, что эта обувь используется и сегодня – в селах вместо привычных нам галош, на производстве, так как деревяшка не проводит электричество и отлично защищает ногу от падающих на нее травмирующих предметов, выдерживая вес до 700 кг. А когда, через пару месяцев, подошва протирается, ее просто бросают в печку и она работает поленом. За 5 минут на наших глазах (2-3) мальчик выстрогал пару кломпов – на специальных станочках, работающих так же, как те, что делают копию ключей. Один станочек делает внешнюю поверхность, потом второй выбирает все лишнее изнутри башмака. Вручную остается только подстрогать носок и пятку, места, где заготовка удерживалась фиксаторами. Очень впечатлила отработанная веками функциональность процесса. Перед деревянным верстаком – ящик со стружками, в который втыкается всякий режущий инструмент на длинной ручке. Попробуй пристроить длинные, до метра длинной острые резаки, так, чтобы не цеплять их постоянно, и в то же время, чтобы они были всегда под рукой – ведь процедуру «взял-положил» повторяют каждые пять минут. А тут и щепки по мастерской не валяются, и лезвия заизолированы, и длинная ручка торчит под рукой - эргономичность потрясающая.
Вдоль дамбы выстроились мельницы (2-1), их посвозили сюда из разных мест, и постепенно восстанавливают. Две уже работают, на одной делают льняное масло для изготовления красок, а на другой – она называется «Кошка» – растирают минеральные пигменты для тех же красок. На работающие можно зайти внутрь, мы сходили на «Кошку» - под стенками бочки с красками, на стенах акварели (голландские – тоже целая эпоха!), а снаружи с площадки – простор и шелест мельничных крыльев.
Уезжать не хотелось, тем более, что на небольшой площади под деревьями расположился и начал настраивать инструменты небольшой оркестр. Мне вообще очень нравится эта сумятица звуков перед началом концерта, когда музыканты «пробуют» инструменты, а когда это происходит в таком обрамлении…
И вот со всем этим умиротворенным идиллическим мироощущением через пару часов мы выходим из автобуса на площади в Кельне и попадаем в настоящий «птичий базар» - гвалт, шум, толпа! Контраст оглушающий. Голова сама собою втягивается в плечи и хочется еще и прикрыть ее руками. В толпе выделяются явно самоорганизовавшиеся компашки, которые готовились к выходу в город. У каждой – своя атрибутика: кто в одинаковых шляпах, кто в опереточных плащах; эти, на фото (2-8) изображают плей-боевских зайчиков. Внутри компашки им весело, шумно и защищено. И еще совершенно бешеная вещь – пивная бочка на колесах, оккупированная такой вот компашкой (2-4). Бармен наливает, клиенты пьют и крутят педали, бочка катит по улицам к полному восторгу зрителей и гуляк. Время от времени компашка начинает громко скандировать какую-нибудь речевку из забытого нами пионерского прошлого. Это ж надо было как готовиться – костюмы одинаковые припасти, речевку отрепетировать, сговориться о встрече, чтобы потом «отрываться» в заранее выделенное для этого время. Почему-то сразу думаешь – вот так и фашизм у них прошел: сказали, мол, ребята, а пошли бить евреев, будет весело, ну, все и пошли, а потом говорили, что они только выполняли приказы.
Первым делом нас повели в Кельнский собор – но я даже не знаю, что о нем написать. Эта темная громада, неохватная взглядом, требовала, наверное, другого настроя. Он был абсолютно сам по себе, не имеющий никакого отношения ни к нам, ни к тому, что происходило перед ним на площади. Внутри мне понравилось больше – сотни маленьких горящих свечей, витражи, потемневшее дерево, органные трубы - как-то строже, сдержаннее, ощущается некое присутствие Духа…
Тут же, на площади с десяток рисовальщиков с цветными мелками (2-9), а к вечеру появился даже рояль (2-10). Русская речь слышна повсюду, и мусора гораздо больше, чем во всех остальных местах – уж не знаю, есть ли между этими вещами прямая зависимость…
И как же отличается от Кельна Эрфурт…
Центральная часть не очень большая и ориентироваться можно по собору св.Северия, который действительно виден практически отовсюду (2-11). В общем, понятно, что главными достопримечательностями всегда будут соборы и замки, но нам очень понравились фахверковые дома. Буквально это означает что-то вроде «ребра снаружи» - каркас делается из бревен, косые распорки придают ему жесткость, а промежутки забываются глиной. Деревянные конструкции выступают наружу и не маскируются, а, наоборот, подчеркиваются (2-12, 2-13). А может, мне они так понравились потому, что, как и польдеры, пробуждают целую череду литературных ассоциаций. Злопыхательски подмеченный рядом в переулке старый облезлый и разрисованный по облезлым стенам дом (2-16) показывает, что мы все-таки не чужды патриотизма…
Мост лавочников – Кремербрюкс – тоже застроен фахверковыми домами. Снаружи (2-14) видно, что эти дома – их там 33 -стоят на мосту, а изнутри просто улочка (2-18) с магазинчиками. (На трассе перед городом видели как бы виадуки, переброшенные над дорогой, а на самом деле нависающий над дорогой мост никуда не ведет, только использует идею Кремербрюкса - на нем стоит гостиница и ресторанчик. А за Эрфуртом вдоль дороги поля маков.)
Мелкая, по щиколотку, речка Гера тоже украшена цветами (2-17). А вы посмотрите на эти домики, выходящие тыльной частью на речку!(2-15) Как смириться с тем, что ты должен ехать домой и идти на работу, зная, что в мире есть такие домики и такие верандочки над Герой!
Похоже, слова и эпитеты у меня заканчиваются.
Разноцветные домики на Рыночной площади во Вроцлаве очень похожи на те, что видели в Брюгге (2-19), мостики, речные рукава, островки – как в Амстердаме, башни собора св.Войцеха (2-20) – как в Эрфурте. Но вот чего не видели нигде – возле каждого собора его небольшой макет, рядом с которым азбукой Брайля нанесена информация о нем!(2-21)
На улице странная остановка с надписью «Байкобус» (2-24). Оказывается, передвижной кукольный театр. На остановке расписание, в какие даты и время сюда подъезжает специально оборудованный автобус с актерами, и показывает спектакль. Ну, вобщем, если гора не идет к Магомету…
На башне Вроцлавского университета – армиллярная сфера (2-22) обозначающая положение 17-го вроцлавского меридиана, некогда одного из немногих, измеренных в Европе. На башню можно подняться, но только после обеда – нам не успеть. Университет очень гордится тем, что из его стен вышло 17 нобелевских лауреатов, но эти славные события произошли тогда, когда Вроцлав еще назывался Бреслау. Знаменитый барочный актовый зал «Леопольдина» закрыт на реконструкцию. Реконструкция площади помешала подойти к ратуше – (2-23) –и вся ее красота на фото не поместилась, не говоря уже о солнечных часах на фронтоне и башне.
Новая достопримечательность Вроцлава – гномик. Поляки говорят «краснолюдки», хотя у нас это слово ассоциируется с фэнтезийным народцем Сапковского. Маленькие, размером 10-20 см, фигурки гномиков стоят по всему городу. Каждый изображает какой-нибудь персонаж. Есть гномик- путешественник, гномик –почтальон, даже троица «не вижу, не слышу, не говорю» (2-27) – всего уже почти полторы сотни. Есть путеводители по гномикам, есть экскурсии по гномикам, даже игры типа «охоты на лис» по ленинским местам, ну, в смысле, по гномикам.
Про Вроцлав тоже пишут, что после периода расцвета, вызванного тем, что стоял город на пересечении торговых путей, он погрузился в спячу, и только поэтому стал жертвой позднейших перестроек и переделок. Как ни странно, войны наносят старой городской архитектуре меньше ущерба, чем периоды экономического бума, при которых готические здания сносят для того, чтобы построить барочные, а барочные – чтобы замастырить башни из стекла и бетона. Это таким изящным пируэтом, как бы заставляя вспомнить о новостройках в Днепропетровске, я возвращаюсь в родные края…
Было здорово, и, главное, это стало доступно даже для нас с нашими скромными доходами. Поедем еще – напишу.

Комментарии сюда
Категория: Статьи | Добавил: l_al_mar (18.10.2010)
Просмотров: 672 | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0
Сайт создан в системе uCoz