Каталог статей
Меню сайта


Категории каталога
Статьи [2]
Статьи от O.L и V.L. [16]
Творчество [1]
Сюда добавляем только "продукты" личного творчества, за исключением кинокритических статей. Не забываем копирайт


Форма входа


Поиск


Друзья сайта




Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
· RSS25.06.2017, 17:47
Главная » Статьи » Статьи от O.L и V.L.

Размышления о фильме Джона Ву "Битва у Красных утесов" и романе Ло Гуаньчжуна "Троецарствие".
Глава первая
в которой O.L. рассказывает о некоторых семейных событиях

Давным-давно, когда мы были ещё очень молоды, а Хидеёси и вовсе пребывал в счастливом Ничто, А.В. прочел великий классический китайский роман «Троецарствие»
и совершенно в него влюбился. Он даже скачал (конечно, значительно позже) электронную версию в свой book-rider, чтобы иметь возможность в любой момент припасть к сему кладезю мудрости. Один из главных героев романа - великий полководец, политик и ученый Чжугэ Лян настолько поразил воображение моего любимого мужа, что он даже кота хотел назвать его именем. Но мы с котом (тогда ещё безымянным котёнком) дружно восстали против этой несообразности, потому что с первого взгляда было видно, что никакой это ни Чжугэ Лян, а типический Тоётоми Хидеёси. Так кот обрёл своё истинное имя, а посрамлённый А.В. вошел в виртуальный мир под ником Vo Long , что означает Спящий дракон и является одним из прозвищ вышеназванного Чжугэ Ляна.
Если хотите знать, зачем я все это рассказываю, читайте следующую главу.

Глава вторая
в которой Vo Long рассказывает об исторических событиях, описанных в романе «Троецарствие»

Для незнакомых с бессмертным творением Ло Гуаньчжуна и историей Поднебесной делаю краткую историческую справку.
В 181 г. нашей эры в Китае произошло грандиозное восстание желтых повязок. На его подавления были брошены правительственные войска, силы крупных феодалов и отряды наемников. В стране очень быстро воцарился полный хаос – военачальники сражались друг с другом, повсюду голод, бунты и разруха.
Примерно к 200 г н. э. в этом хаосе выкристаллизовались три центра силы (отсюда и название этого исторического периода – Троецарствие, кит. Саньго):
1. Царство Вэй.
 Цао Цао - талантливый и решительный полководец, контролирующий молодого безвольного Сына Неба(императора) и фактически правящий от его имени. Под его контролем находилась вся центральная часть Китая (правда самая разореная гражданской войной и смутой). Его армия самая многочисленная, но не вполне надежна, так в неё во множестве «рекрутировались» войска из покоренных областей.
2. Царство У. 
Сунь Цюань - ван (высший княжеский титул Китая) земель лежащих за рекой Янцзы. Это самая спокойная часть Поднебесной. «Желтые повязки» и последующая смута этих земель не коснулись. Армия не изнурена многолетней гражданской войной, но практически не имеет боевого опыта. Любой враг желающий вторгнутся на эти земли из внутренних районов Китая, будет вынужден форсировать мощную водную преграду – реку Янцзы. Средства для отражения подобной атаки имеются – флот, базирующийся на озере Поянху, которым командует способный военный чиновник Чжоу Юй.
3. Царство Шу. 
Лю Бэй - полководец, выдвинувшийся во время борьбы с «желтыми повязками». Претендует на родство с императорским домом (фамилия Сына Неба - Лю), на этом основании его иногда именуют «императорским дядюшкой». Достоверно известно, что Лю Бэй происходил из бедной семьи и в молодости занимался плетением сандалий и циновок. Его войско очень немногочисленно, но состоит, в основном, из профессионалов, имеющих многолетний боевой опыт. Ко времени событий фильма отряд Лю Бэя не имел своей территориальной базы – с одной стороны это обеспечивает высокую мобильность, с другой - постоянная озабоченность проблемой пропитания и отдыха. Главное достоинство личности Лю Бэя – его харизма, привлекающая на службу (и на дружбу!) многих выдающихся людей. Прежде всего, это два его побратима – 
Чжан Фэй, человек исполинской физической силы и
Гуань Юй, непобедимый воин (после смерти и вплоть до наших дней Гуань Юй почитается в Китае как воплощение бога войны!), а также
Чжао Юнь (прозвище Цзылун) - отчаянный храбрец, простой крестьянин ставший одним из полководцев Лю Бэя и 
даос Чжугэ Лян (прозв. Кунмин, Волун) – выдающийся политик, гениальный стратег, лекарь, маг и изобретатель.
Если хотите знать, как дальше развивались события – читайте следующую главу.

Глава третья,
В которой Vo Long рассуждает о соответствиях и расхождениях между романом и фильмом.

События в фильме занимают примерно 70 страниц в 900-страничном романе «Троецарствие». Это только один небольшой эпизод из почти 80-летнего противостояния трех царств. Вошел в историю под названием битвы у Чиби или битвы у Красной скалы.
Отряд Лю Бэя с боями отступает под давлением многочисленного войска Цао Цао.
Население местностей по которым проходит отряд снимается и следует за ним –беспрецедентный случай в описании гражданских войн средневекового Китая. Крестьянам, как правило, в таких войнах ничего не угрожало – войска всегда нужно кормить, рис, пшеницу и ячмень нужно выращивать, а для этого нужны живые земледельцы. Обычно войска Цао Цао народ встречал если не с радостью, то со вздохом облегчения – как сильную власть, способную наконец покончить с недобитыми сектантами и многочисленными бандами. Вероятно, в данном случае повлияла популярность Лю Бэя и умелая пропаганда Чжугэ Ляна. Беженцы сильно тормозили отступление войск, вынужденных их защищать, ибо бросить крестьян на произвол судьбы означало растратить политический капитал, и вновь превратится в простую банду (с чего, собственно и начал Лю Бэй с побратимами).
В суматохе отступления повозка с двумя женами и маленьким сыном Лю Бэя отстала и попала в расположение войск Цао Цао. Младшая жена была убита (в фильме, а в романе спаслась), мать наследника покончила с собой, бросившись в колодец, маленький Адоу был разыскан в гуще войск противника и спасен храбрым Чжао Юнем, который пробился к своим, спрятав ребенка под кольчугой.
Отряду Лю Бэя передышка нужна как воздух. Нужен союзник, а союзником, способным противостоять Цао Цао могло быть только царство У и его правитель Сунь Цюань. Чжугэ Лян отправился послом в У. На диспуте между ним и советниками Сунь Цюаня Чжугэ Ляну удалось убедить последнего в том, что война неизбежна – Цао Цао не остановится, пока не покорит всю Поднебесную. Решающим доводом послужили слова Чжугэ Ляна обращенные к Сунь Цюаню – «Вы совершенно правы. Вам ничего не угрожает. Цао Цао пожалует Вам титул хоу (низшее дворянское звание). У Вас будет персональная повозка и десяток слуг и Вы проведете свои дни в достатке и покое». Такая перспектива не показалась Сунь Цюаню радужной и он принял решение воевать, но с условием, что Чжугэ Лян убедит в необходимости войны Чжоу Юя. Чжугэ Лян отправляется на озеро Поянху, где состоялся очередной диспут на тему воевать-не воевать. Чжоу Юй воевать не хочет – Цао Цао, мол очень сильный противник, война занятие разорительное, перспектива в ней победить весьма туманна и т.д и т.п. Тогда Чжугэ Лян сказал – «Мне известен способ избежать и войны и капитуляции. Цао Цао давно мечтает заполучит в свой гарем двух красавиц-сестер Цяо. Стоит отправить их ему и войско вэйцев отступит». При этом Чжугэ Лян сделал вид, будто ему неизвестно, что младшая из сестер Цяо по имени Сяо– жена Чжоу Юя. После подобного «совета» Чжоу Юй разьярился и заявил, что не может жить под одним небом со злодеем Цао Цао и, совершенно естественно, сильно невзлюбил Чжугэ Ляна. Никакой дружбы (как в фильме) между этими двумя людьми не было и в помине! Именно по требованию Чжоу Юя Чжугэ Лян остался при войске У в качестве военного советника, подчиняющегося непосредственно ему. Приказ раздобыть 10000 стрел за три дня был отдан Чжугэ Ляну именно для того, чтобы иметь повод казнить последнего за неподчинение! Чжугэ Лян нашел весьма остроумный выход, «добыв» стрелы у врага. А после того, как Чжугэ Лян колдовством (sic!) вызвал ветер, позволивший брандерам царства У сжечь флот Цао Цао, Чжоу Юй попросту отправил отряд солдат с приказом убить Чжугэ Ляна (разумеется это не удалось).
Лагерь Цао Цао находился у этой самой Красной скалы, на берегу Янцзы. См. карту.
Первоначально у Цао Цао своего флота не было и он «позаимствовал» его у покоренных правителей. Чжугэ Лян и Чжоу Юй сделали все, чтобы скомпроментировать командиров флота в глазах Цао Цао. Конечно и у Чжугэ Ляна и у Чжоу Юя были лазутчики в лагере противника, но таким лазутчиком никак не могла быть сестра Сунь Цюаня, китайская принцесса. 
Благодаря полководчесим и магическим способностям Чжугэ Ляна и военному мастерству Чжоу Юя союзникам удалось одержать победу над значительно превосходящими силами царства Вэй. На этом временное союзничество У и Шу закончилось, а противостояние продолжилось (и продолжалась еще много лет), несмотря на родственные связи – сестру Сунь Цюаня выдали замуж за Лю Бэя.
Если хотите знать, как снят фильм Джона Ву – читайте следующую главу.

Глава четвертая, 
В которой O.L. наконец рассказывает о фильме «Битва у Красной скалы», его режиссере, актерах и прочих, имеющих отношение к кино, вещах.

Джон Ву – режиссер фильма «Битва у Красной скалы» - хорошо известен нашей публике.
Он начал свой творческий путь в Гонконге и прославился боевиками, сочетавшими мощный экшн с отточенной пластикой вуся-фильмов. Картины «Лучшее завтра», «Наёмный убийца», «Пуля в голове» и «Круто сваренные» принесли Джону Ву всемирную славу и приглашение в Голливуд. Однако его американские фильмы («Трудная мишень», «Без лица», «Миссия невыполнима 2») не идут ни в какое сравнение с гонконгскими. И вот в 2007 году состоялось возвращение Ву в теперь уже объединеный Китай. Мировая известность режиссера позволила ему осуществить грандиозный проект – почти трехсотминутный фильм, основанный на самом известном китайском литературном произведении - историческом романе «Троецарствие». Правда, сам Джон Ву в интервью заявил, что в первую очередь он руководствовался не самим романом, а историческими хрониками. Из оных хроник мне знакома только одна – «История трех царств» Чень Шоу, но расхождений между этой работой и фильмом Ву больше, чем между фильмом и романом.
Конечно, никто не в состоянии в один фильм вместить такой грандиозный роман как «Троецарствие». Ву взял только битву при Чиби, и ему пришлось не сжимать, а наоборот растягивать первоначальный материал (70 стр. в 4 с половиной часа). Когда режиссер просто переносит эпизоды из других частей «Троецарствия» в свой фильм, получается довольно удачно и органично. Например, великолепная сцена использования войском Лю Бея отражающих щитов для ослепления противника (тактический прием, придуманный Чжугэ Ляном), в которой Гуань Юй как истинный бог войны появляется перед сияющей стеной щитов. Или масштабное построение объединенного войска Лю Бея и Сунь Цюаня в виде черепахи с последующей битвой. 
Эпизоды же, придуманные специально для фильма, особенно связанные с женскими образами, кажутся мне менее удачными и немного затянутыми. Это, в первую очередь, сестра Сунь Цюаня в роли шпионки в лагере Цао Цао и ее несколько комичный дружок из армии противника. Во-вторых, жена Чжоу Юя, отправляющаяся в одиночку к Цао Цао, чтобы помочь своему мужу выиграть решающую битву. Хотя сцена ее прибытия в лагерь Цао Цао очень удачно смонтирована паралельно с флешбэками музыкального поединка между Чжугэ Ляном и Чжоу Юем. Но все, что связано с ее спасением, а также финальный приторный эпизод прощания четы Чжоу с Чжугэ Ляном кажутся лишними.
Но это уже придирки. В целом, можно сказать, что, учитывая сложность задачи, Джон Ву справился весьма неплохо. Хотя он в первый раз снимал исторический фильм с элементами вуся пян, батальные сцены в целом и отдельные поединки очень хороши. Кроме вышеперечисленных, следует отметить эпизод речного сражения с горящими китайскими фонариками, плывущими по небу, и горящими брандерами, плывущими по воде. При этом фирменные приемы Ву, опробованные им в городских современных боевиках, органично использованы и в этом новом для него жанре. Эффект slo-mo(медленные движения), дробный, паралельный монтаж, дружба-соперничество главных героев (Чжоу Юя и Чжугэ Ляна) и даже столь любимые режиссером белые голуби.
Несколько слов о кастинге. Джон Ву, нацеленный не только на китайскую аудиторию, постарался пригласить в свой фильм широко известных в мире актеров дальневосточного кино. В роли Цао Цао должен был сниматься японец Кен Ватанабе. Цао Цао в романе, да и фильме - отрицательный персонаж, но исторически это скорее положительная фигура. Сейчас в Китае устанавливается огромный памятник Цао Цао. Поэтому приглашение на эту роль японского актера вызвало недовольство публики, и Ватанабе был заменен Фенгуй Чжаном, который известен вам как испонитель роли Цзин Кэ (убийцы) в фильме «Император и убийца» Кайге. На главную роль полководца Чжоу Юя планировался конечно любимец Джона Ву Чоу Юнь-фа, но он предпочел славе великого воина презренный металл, т.е. попросту затребовал слишком большой гонорар. В результате роль досталась Тони Люну, который как всегда прекрасно справился. Некоторое недоумение у меня вызвал Канесиро Такеси в роли Чжугэ Ляна. Во-первых, он японец по происхождению, правда родился в Гонконге, да и всегда был актером именно китайского кино. Но главное, этот еще весьма моложавый красавец плохо вяжется с образом мудреца, тонкого политика, великого стратега и даоского мага. А в Китае особое отношение к Чжугэ Ляну. Я как-то читала о выборе актера на роль этого всенародного любимца для сериала. Там сначала ученые мужи (историки и литературоведы) долго рассуждали о том, каковы были внешнии стати Чжугэ Ляна, прикидывали его рост, вес и т.д. Потом тщательно сравнивали характеристики актеров-претендентов. Думаю, что для Джона Ву решающую роль в выборе актера сыграл привычный дуэт Тони Люн - Канесиро Такеси. Они начинали вместе еще в «Чунцинском экспрессе» Ван Цзявея. Надо сказать, парни с тех пор сделали неплохую карьеру – от простых гонконгских патрульных до ведущих исторических фигур эпохи Саньго.
Два очень известных, даже легендарных персонажа фильма Чжан Фэй и Гуань Юй потребовали конечно же особого внимания в подборе исполнителей. Их изображения довольно широко распространены в Поднебесной, и Джон Ву постарался найти похожих актеров. Всклокоченный, пучеглазый крепыш Чжан Фэй в исполнении Цан Цзишея очень похож на свои традиционные портреты и статуи. Гуань Юя сыграл Ба Сен Жабу – Чингис Хан из китайского одноименного сериала, так что действительно получился бог войны.
Как всегда порадовали наши переводчики. У отечественного зрителя и так проблемы с китайскими именами, а тут еще их постоянно перевирают, к тому же всякий раз иначе. Лю Бея всю первую часть фильма упорно называют Лю Бао, во второй части – наконец начинают иногда называть правильно. Цао Цао периодически именуют Као Као, а один раз вообще назвали Цяо Сяо, что является женским именем (так зовут самоотверженную жену Чжоу Юя). Склоняя имя самого Чжоу Юя (Чжоу-фамилия, Юй – имя), делают ударение на последнем слоге, звучит очень комично. Но, проявив настойчивость, вы все-таки можете разобраться с именами персонажей и получить удовольствие от этого динамичного и красивого фильма.

На этом O.L. и Vo Long заканчивают свое недостойное повествование. А великий роман 
Ло Гуаньчжуна завершается так

  Законы небес беспощадны -- от них не уйти, не укрыться,
  А мир бесконечно огромен, и дел в нем свершается много.
  Исчезли навеки три царства, прошли они как сновиденье,
  И скорбные слезы потомков -- одна лишь пустая тревога.


  Перевод с китайского В.А.Панасюка
  Стихи в обработке И.Миримского

copyright © Великая иллюзия
В форум.
Категория: Статьи от O.L и V.L. | Добавил: Vo_Long (21.04.2009)
Просмотров: 10561 | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0
Сайт создан в системе uCoz